Главная on-line конференции

Водные ресурсы страны могут стать драйвером роста экономики

12.11.2019

Круглый стол 11.11.2019, 12:00

Воды на планете - более 360 млн кв.км, при этом человек может использовать менее 3% этого объема. В реках и озерах находится 0,01% всего запаса питьевой и минеральной воды, около 2% - в ледниках, в "подземельях" - примерно 0,6%. Вода становится все более ценным ресурсом, по стоимости постепенно опережая нефть и другие полезные ископаемые. Потому что этот ресурс - уникальный. На смену углеводородам в энергетике приходят десятки других источников, а пресной воде альтернативы нет. 

Урбанизация и индустриализация в ЕС не лучшим образом отразились на доступности и качестве воды. Беларусь же обладает значительными запасами подземных вод, причем экологически чистых. Однако свои водные богатства мы используем на пару-тройку процентов. И в основном для внутренних нужд, несмотря на огромный экспортный потенциал. Эту проблему за круглым столом обсудили эксперты.


Участники:

   Олег Мох  Заместитель начальника главного управления природных ресурсов – начальник управления по геологии Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси
   Наталья Кондратенко Заместитель начальника главного управления методологии налогообложения Министерства по налогам и сборам Беларуси
   Андрей Рощупкин  Первый заместитель генерального директора УП "Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия", председатель наблюдательного совета Ассоциации европейского бизнеса
   Денис Мелешкин  Заместитель директора –  исполняющий обязанности директора Национального агентства инвестиций и приватизации

 

Корр. БЕЛТА: Даже в богатых странах ЕС около 50 млн человек имеют ограниченный доступ к чистой питьевой воде. Емкость мирового рынка природной питьевой и минеральной воды удваивается каждые 5-7 лет. Насколько наша страна богата природной питьевой и минеральной водой? Есть ли уникальные источники?

Олег Мох: Все разведанные месторождения подземных вод, и пресных, и минеральных, учитываются в балансах. Кратко приводится характеристика по всем объектам. Большинство месторождений подготовлено к разработке. На сегодня в Беларуси выявлено и учтено 408 месторождений пресных вод и 246 - минеральных. Это порядка 15% потенциальных запасов. На территории страны расположены четыре артезианских бассейна: Прибалтийский, Оршанский, Припятский и Брестский. Геологическое строение наших недр таково, что кристаллический фундамент обладает более или менее однородными характеристиками, но залегает на разных глубинах. Специфику артезианских бассейнов определяют осадочные породы, которые сверху прикрывают этот фундамент. Экономически выгодно разрабатывать источники, расположенные ближе к поверхности земли. Наибольшее разнообразие подземных вод наблюдается в Брестской и Гомельской областях. Мы постоянно исследуем подземные источники. Региональные изыскания финансируются из бюджета, а уже конкретные разведочные работы проводятся по заявке потенциального инвестора и за его счет.

 


 

Корр. БЕЛТА: Все ли известные источники используются?

Олег Мох: Эксплуатируется 262 месторождения пресных подземных вод и 136 месторождений минеральных вод. Пресные воды наиболее интенсивно используются в Гомельской, Могилевской и Минской областях. Минеральные - в Минской и Витебской.


 

Корр. БЕЛТА: Насколько уникальны белорусские подземные воды?

Олег Мох: По содержанию ионов и минеральному составу белорусские воды подразделяются на несколько классов: гидрокарбонатные, сульфатные, хлоридные, сложного состава. В некоторых водах есть биологически активные компоненты, повышающие их ценность: сероводород, железо, бром, йод, фтор. Если заказчик интересуется, мы можем дать детальную информацию о расположении источников и их характеристиках. Проблема кроется в другом: там, где есть источники, пробурены скважины или могут быть месторождения, зачастую нет инфраструктуры. Если она есть, значительно повышается шанс освоения месторождения.

 

Корр. БЕЛТА: На сайте Национального агентства инвестиций и приватизации размещено несколько коммерческих проектов в этой сфере. При огромном спросе на воду в той же Европе наши водные ресурсы привлекают инвесторов?

Денис Мелешкин: С начала года на нашем сайте действует интерактивная дорожная карта для потенциальных инвесторов. Она заполняется информацией о проектах, для которых планируется привлекать в первую очередь иностранные инвестиции. Эти сведения предоставляют нам региональные власти. Наше агентство работает по принципу проектного офиса: мы погружаемся в определенные направления и занимаемся их продвижением.

 

 

Буквально перед этой встречей я уточнил: в дорожной карте 11 проектов, связанных с эксплуатацией водных ресурсов. По количеству проектов лидирует Могилевская область, за ней следуют Витебская, Гомельская и Гродненская. Общая сумма необходимых инвестиций - $15 млн.

Пока нельзя сказать, что на подобные проекты высокий спрос. Но вода - ценный ресурс, поэтому я бы категорично не утверждал, что бизнес не интересует его освоение. Специальных режимов для проектов по эксплуатации водных ресурсов не предусмотрено, но в целом инвестиционный климат в Беларуси благоприятный. Условия в этой сфере у нас достаточно неплохие. Подтверждение тому - работа в стране компаний с мировыми именами: Coca-Cola, "Пепси-Кола", "Аливария", которая входит в группу компаний "Карлсберг" и тоже выпускает безалкогольные напитки - квас. Это все успешные истории бизнеса.

 

Корр. БЕЛТА: Планирует ли агентство активнее работать в этой сфере?

Денис Мелешкин: Конечно. Тема очень интересная. До конца года мы сформируем список выездных мероприятий, чтобы продвигать наши инвестиционные предложения. В частности, планируется форум в Дубае (ОАЭ). Полагаю, для этой жаркой страны проекты по производству питьевой воды высокого качества актуальны. Планируем также выезды в белорусские регионы.

В нашей базе достаточно инвестиционных предложений. Теперь нужно переходить к их сортировке по принципу наибольшей эффективности. Пускай из 1,5 тыс. проектов останется около 100, но это будут идеи, которые станут драйвером роста экономики, повышения благосостояния граждан. До этих жемчужин нужно докопаться, разглядеть их в общей массе. Поэтому будем внимательно изучать предложения регионов на местах. Агентство плотно работает со всеми органами госуправления, региональными властями.

 

Корр. БЕЛТА: Как оценивают перспективы коммерческого использования водных ресурсов игроки рынка? Насколько значима отрасль безалкогольных напитков для экономики страны?

Андрей Рощупкин: Логично оценить привлекательность эксплуатации водных ресурсов для инвесторов и коммерческих структур. Надо переводить в цифры реальную и возможную отдачу от деятельности профильных компаний. Мы заказали исследования по вкладу Coca-Cola в экономику Беларуси. Озвучу некоторые результаты. Coca-Cola обеcпечивает 0,25% ВВП страны. Coca-Cola - это 2% накопленных прямых иностранных инвестиций, если считать с середины 1990-х годов. Это значимый показатель. Согласно исследованию, одно рабочее место в Coca-Cola формирует семь рабочих мест у наших партнеров: поставщиков сырья, услуг, в системе дистрибуции и так далее. Другими словами, отрасль безалкогольных напитков обладает значительным мультипликатором.

Благодаря ряду факторов возможен дальнейший отраслевой рост. Давайте посмотрим хотя бы на ценовую конъюнктуру. Если тонна нефти на мировом рынке стоит около $500, то в Европе экспортная стоимость воды из "раскрученных" экологически чистых источников достигает $800 за тонну. Европейский рынок от нашей страны логистически близко расположен. И он стремительно растет. Но есть барьеры, которые портят инвестиционную привлекательность "водного" бизнеса в Беларуси. По моим данным, производство безалкогольных напитков в стране является низкомаржинальным, со средним значением минус 2 - плюс 3%.

 

 

Причем расходы на добычу основного сырья, воды, крайне незначительны и не сильно влияют на финансово-экономический результат. Насколько мне известно, ключевые издержки предприятий не связаны непосредственно с производственной деятельностью. Возьмем контрольные идентификационные знаки (КИЗ). Мы проанализировали свою работу и готовы поделиться цифрами. В прошлом году наше предприятие истратило на КИЗ почти Br7 млн. Для сравнения выплаты в ФСЗН составили около Br4 млн. И это только прямые затраты на приобретение марок. Помимо этого есть издержки на администрирование, нанесение марок на продукцию: маркироваторы снижают производительность линии на 5%. Такая квазифискальная нагрузка усложняет работу местных предприятий. Для полноценного выхода на рынок ЕС необходимы серьезные инвестиции: в сертификацию, логистику, маркетинг, рекламу. Миллионы долларов. На мой взгляд, сейчас у игроков отечественного рынка нет таких средств. Зарубежные компании оценивают не только инвестклимат, но и финансовые результаты работы местных предприятий. Инвестор изучает не столько бизнес-климат, сколько практическую возможность получения прибыли. А в нашей отрасли она низкая. И абсолютная, и относительно других стран. Да, Денис Владимирович привел пример успешных историй. Но они касаются розлива напитков под международными торговыми марками. Так называемых гринфилд-проектов с прямыми иностранными инвестициями, увы, нет. Самые дорогие "водные" бренды на европейском, да и глобальном, рынке привязаны к источникам. То есть к стране происхождения. Например, "Боржоми" нельзя производить нигде, кроме Грузии. Такого уровня белорусских брендов пока нет.

Хочу обратить внимание еще на один аспект. Если посмотреть на себестоимость бутылки воды, то стоимость воды в ней составляет около 1%. Около 7-9% приходится на расходы, связанные с бутилированием, тарой, упаковкой. Остальные издержки - это логистика, транспорт, маркетинг, мерчендайзинг, продвижение, аналитика… Словом, сфера услуг. Объективно структура издержек в нашей индустрии близка к таковой у резидентов Парка высоких технологий. На мой взгляд, чтобы не упустить возможность и эффективно использовать природные ресурсы, нужно проанализировать ситуацию в отрасли. Целесообразно сконцентрировать все основные изъятия в налоге на добычу природного ресурса. Сделать систему более прозрачной и предсказуемой.

Наталья Кондратенко: В Беларуси к производителям безалкогольных напитков применяют те же режимы налогообложения, что и к другим субъектам хозяйствования. Единственное исключение - они уплачивают налог на добычу природных ресурсов. Объект налогообложения - объем добытой подземной и поверхностной воды. Ставка для производства безалкогольных напитков - Br3,36 за 1 куб.м. Вряд ли этот налог играет решающую роль в затратах производителей. В доходах бюджета его доля также крайне невелика. И это с учетом того, что им облагается не только вода, но также нефть, калийная соль и другие полезные ископаемые.



Маркировка товаров контрольными идентификационными знаками действует в Беларуси с 2005 года. За это время она зарекомендовала себя как эффективный механизм налогового контроля. Перечень товаров, подлежащих маркировке КИЗ, включает более 20 позиций: пиво солодовое, масло моторное, телевизоры, безалкогольные напитки…

До введения маркировки конкретных товаров ее предполагаемая эффективность может быть оценена только экспертным путем, с учетом мнения заинтересованных органов государственного управления, ведущих производителей и импортеров товаров. Принимаются во внимание статистические показатели и иные сведения о ситуации в сфере, в том числе косвенно свидетельствующие о возможном нелегальном обороте. Когда проходит некоторое время после введения маркировки, можно говорить о реальной эффективности механизма для этой группы товаров. Сравнительный анализ по разным товарным группам такого показателя, как изменение объемов импорта в натуральном выражении, в первый отчетный период после введения маркировки позволяет оценить ее эффективность для конкретного товара. Как показал анализ за май - декабрь 2006 года, производство безалкогольных напитков по сравнению с аналогичным периодом 2005 года выросло на 24,4%, импорт - на 39,8%.

Андрей Рощупкин: Мы как производители заинтересованы в чистоте рынка и отсутствии нелегальной продукции. С контрабандой, контрафактом сталкиваться не приходилось. Неоднократно запрашивали информацию у контрольных органов: они тоже не смогли привести примеров задержания нелегальных партий безалкогольных напитков. Разливать газировку в гараже с экономической точки зрения нет смысла. Как и заниматься контрабандой. И не надо забывать: обязательную маркировку вводили в середине 2000-х, когда НДС уплачивался не по стране назначения, а по стране производства. В те годы нелегальный экспорт некоторых товаров из России был выгодным. Но система налогообложения уже давно изменилась, экономическая выгода от незаконной деятельности исчезла. Коллеги из МНС утверждают: эффективность маркировки доказана повышением объемов производства после ее введения на 24%. Но хочу напомнить: дело было в годы, которые мы называем сегодня "тучными". Тогда потребительский рынок рос стремительно, некоторые сегменты за год прирастали на 30-40 и даже 50%. Были товарные группы, реализация которых за год увеличивалась чуть ли не в два раза. Поэтому рост производства на четверть - это общий тренд потребительского рынка в прошлом десятилетии. Согласно Белстату, в 2001 году продажи безалкогольных напитков увеличились более чем на 20%. Аналогичную динамику наш сегмент показывал в 2013-м и 2014 годах. В 2013-м весь потребительский рынок показал плюс 118%. Тенденция сложилась естественным путем, а не благодаря перетеканию серого рынка в легальный. Поэтому утверждать, что рост производства на 24% в 2005-2006 годах - заслуга маркировки, на мой взгляд, необоснованно. С моей точки зрения, сегодня целесообразность КИЗ вызывает сомнения. По нашей информации, два года назад органы государственного управления опрашивали производителей и все, кроме одной компании, были за отмену КИЗ. Но, несмотря на высказанное мнение, маркировка безалкогольных напитков так и не была отменена.

Денис Мелешкин: У нас нет отдельных инвестиционных или иных режимов для отрасли бутилированной воды. На нее распространяется общий инвестиционный климат. Понятно, что его постоянно нужно совершенствовать. И это делается. Стараемся при этом сохранить преемственность и часто не менять правила игры. Однако согласен, стоит посмотреть, какая поддержка нужна иностранным и белорусским инвесторам в производстве безалкогольных напитков при существующем инвестклимате.

 

Корр. БЕЛТА: Наши минеральные воды обладают лечебными свойствами. И это можно успешно использовать в туризме. Конечно, белорусские источники в одночасье не станут Карловыми Варами, но потенциал есть…

Денис Мелешкин: Один из проектов на нашем сайте как раз предполагает строительство лечебницы рядом с источником минеральной воды. Несомненно, это может быть интересно для туристического бизнеса.

Андрей Рощупкин: У нашей компании много проектов в сфере корпоративной социальной ответственности. Наверное, многие слышали про восстановленное болото Ельня. Проект, в который вложено более полумиллиона долларов. Сейчас занимаемся нормализацией гидрологического баланса на озере Белое в Гродненской области - установили станцию обезжелезивания воды в санатории "Поречье". С удивлением узнал: здравница стоит на одном водном горизонте с литовским курортным городом Друскининкаем. Он хорошо известен, а Поречье - нет. Хотя здесь чудесная минеральная вода: слышал положительные отзывы от людей, которые лечили сахарный диабет. У нас есть такие же лечебные источники, а иногда и лучше, как в Друскининкае, Моршине. Но даже белорусы ездят за границу на воды, оставляют там валюту. А свои здравницы не пользуются такой популярностью, хотя обладают огромным потенциалом. Но чтобы его реализовать и монетизировать, нужно вложиться в разведку, исследование источников, их лечебных свойств, провести клинические испытания, создать условия для инвестора, чтобы он пришел, тратил деньги на маркетинг, продвижение, сервис. И эти условия должны быть сопоставимы с теми, которые предлагают другие страны.

Вот сегодня мы обсуждаем введение депозитно-залоговой системы. Никто не спорит, вывоз ПЭТ на полигон нужно сокращать, но эту задачу можно решить по-разному, нужно выбрать наименее затратный способ. По моим сведениям, пока не анализировали, насколько эффективна существующая система сбора вторичного сырья.

Недавно возник вопрос по нормам расхода топлива. Coca-Cola с собственным транспортным подразделением - один из крупнейших перевозчиков в стране. У нас создана система прямой доставки продукции. Нормы расхода топлива утверждала "Транстехника". Через несколько лет выяснилось, что их нужно пересчитать, а недостачу покрыть из прибыли.

Здесь можно вспомнить и 2014 год, когда стоимость контрольного идентификационного знака выросла со 120 до 500 неденоминированных белорусских рублей. На мой взгляд, даже при очень хорошем инвестиционном климате такие ситуации влияют на привлекательность отрасли.

 

Корр. БЕЛТА: Что нужно изменить, чтобы оживить отрасль?

Андрей Рощупкин: У водных ресурсов огромный потенциал. И не использовать его нерационально. Тем более что руководство страны ставит задачу увеличить ВВП до $100 млрд. Но чтобы интенсивно развиваться, нужно искать новые драйверы роста. Одним из них может стать отрасль бутилирования воды и производства безалкогольных напитков - в перспективе она способна приносить стране миллиарды долларов экспорта. Если привлекать крупные международные компании с финансовыми возможностями, компетенциями, знаниями международных рынков, то производство может быстро удвоить, утроить свои обороты.


 

Если бренд привязан к источнику, в "водную" отрасль инвестор приходит надолго и всерьез. Но нужно проанализировать все факторы, влияющие на показатели этой сферы, ее привлекательность. И изучать не только налоговую составляющую - с этой точки зрения у производителей нареканий нет. Или почти нет. Нужно посмотреть на те изъятия, которые влияют на производителей больше, чем фискальная нагрузка. Посмотреть, есть ли необходимость в обязательной маркировке? Насколько справедливы экологические платежи за выпуск на потребительский рынок тары? Во сколько обойдется производителям и потребителям та же депозитная система? Есть ли более дешевые способы снизить влияние пластика на окружающую среду? Я поддерживаю те цели и задачи в области экологии, которые ставит руководство страны. Их нужно реализовывать эффективно с точки зрения затрат и влияния на экономику. Оценивать регулятивные воздействия на отрасль стоит с учетом ее инвестиционной и экспортной привлекательности. В Беларуси нет проблем с доступом к чистой питьевой воде. Но надо смотреть на роль этой отрасли шире. Наши исследования показали, что Br1 в системе Coca-Cola формирует Br4 добавленной стоимости в смежных отраслях. Доля отечественного сырья в производстве составляет 85%, из них более половины приходится на сахар. А надежный сбыт этого продукта напрямую влияет на финансово-экономические результаты сельскохозяйственных производителей.

Денис Мелешкин: На все озвученные проблемы необходимо посмотреть с точки зрения экономической отдачи, учесть мультипликативный эффект. Водная отрасль может стать драйвером экономики, особенно в регионах. Инвестиции в $15 млн, которые предусматривают проекты в базе нашего агентства, - это, может, не очень много в масштабах страны. Но для отдельных районов - существенные суммы. Что делать, чтобы повысить потенциал наших водных ресурсов? Каждому, кто имеет к ним отношение, нужно пристальнее посмотреть на эту отрасль. Мы называем Беларусь синеокой, но практически не используем богатейший ресурс. Повторю: агентство намерено тесно сотрудничать с регионами, эффективно работать с потенциальными инвесторами и теми, кто уже реализует тут проекты. И если есть объективные препятствия, их необходимо устранять.

 

Благодарим за беседу!

 

Читать полностью на сайте БелТА по ссылке>>> 


 

 

Справочная информация
Формы документов, предоставляемые плательщиками в налоговые органы
Максимальные розничные цены на сигареты с фильтром
Лучший плательщик налогов, сборов
Реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения нарушений в экономической сфере по состоянию на 31.12.2018 г.
Сведения из Государственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих производство, хранение (как вид предпринимательской деятельности) табачных изделий, оптовую и розничную торговлю ими
Отраслевой комитет ОО БРСМ МНС
Перечень юридических лиц (индивидуальных предпринимателей), исключенных из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с признанием задолженности безнадежным долгом и ее списанием
Перечни и формы ведомственной отчетности